Путин, турок и швейная машинка

Поделиться записью:

Несколько лет назад (более пяти) имел с беседу одним турком – он покупал у меня старую швейную машинку из гаража для своего швейного цеха.
Живёт в России много лет, завёл тут, в Волгограде, молодую русскую толстую наташу (он показал под конец её фото), женился на ней, завёл детей. Содержит небольшой бизнес по пошиву чехлов.

Торговался он со мной, надо сказать,  весьма упорно. Я люблю таких. Они как волжская селедка – с виду маленький и худой, но леску тянул как тренированный ездовой тунец: «Ну скажи, мене дарагой, что тебе стоит уступить пяцот рубелей?
– А тебе?
Он косится на мою машину, а потом многочисленно переводит взгляд на свой баклажан:
– Ну ти же богатый.
– Так, подожди. Пять минут назад ты говорил, что богатый именно ты, и что ездишь на своей четверке только для того, чтобы внимания не привлекать. Говорил?
– Говорил, да.
– Или ты такой бедный, что не в состоянии заплатить мне немного больше, чем я прошу?
– Ой, бират,  давай не будем торговаться, мы же свои люди. Я заплачу тебе сколько ты просишь.


Пока он сначала проверял, а затем упаковывал свою покупку, мы разговорились:

Страшно у Вас, говорит.  Наркоманы того и глядишь жизни лишат. За копейку зарежут.
Следят за мной, за всеми следят, хотят убить и деньги отобрать (это у турка «параной» такой).

Но в общем, мне тут нравится. Бизнес тут развивать можно очень. У нас все места давно заняты, а у вас тут простор для своего дела. Работай – не хочу.

Ездит он на ладной такой ВАЗовской четверке цвета баклажан (я писал об этом чуть выше).  Имеет возможность , по его словам, купить себе хорошую машину, но, говорит, опасно.
Хотя, зная их немного (в частности, азербайджанцев), очень сомневаюсь в этом – скорее у него не будет дома штор на окне, но в чайхане, расплачиваясь за чай. он вытащит сначала пачку с ихними пятитысячными. Чтоб видели все.

Спрашиваю его про наркоманов:
– А у Вас нет наркоманов, в Турции–то?
– В Турции наркоманы – это богатые люди, у них есть большой дом, машин есть, наркотик покупать деньги есть , а у вас наркоманы – это нищий сброд. Заработаю денег и уеду в Турцию жить. Там замки на дверях можно не закрывать. И не боишься ничего.
– И что же, воровать в Турции совсем некому?
– Цыган нет, только богатые цыгане, и нищих нет, всех вывели. Евреев где я живу всех выжили, армян тоже.

В разговоре с этим турком я понял, что бандитов, рэкета и прочего старомодного криминала он не боится: времена бандитов, говорит, уже прошли. Этобыло или в двухтысячном, или на год раньше, а вот сейчас эти времена, по ощущениям, начинают понемногу возвращаться.

Боялся он больше всего на свете четырех вещей: ментов, наркоманов, МЧСовских пожарников. А еще он боялся – именно это дало название этому посту – того, что Путин вдруг умрет…
Турок боялся потерять Путина.

– Почему? – я не мог скрыть своего удивления, ведь в то время народ не был столь однозначен в своём отношению к ВВП, как теперь.
– Если Путина убьют или он заболеет и сам умрёт, то моему бизнесу придет конец, мне придется на следующий день уехать на родину. Тут, в России начнется война, нас будут резать и убивать. Будет много крови.

Пришлось порасспросить его подробнее об ощущениях.

В некоторых вещах, рассказанных им, я не был с ним согласен, это естественно.
Он смог бы, конечно, сформулировать получше, если бы достаточно хорошо владел нашим языком. Но то, что я понял из его немного сбивчивой речи говорило об одном: главные бандиты в стране, это наделенные властью чиновники. Они его сами убьют – так говорил тогда турок.

И именно поэтому он, по его словам, боится смерти Путина. В 2009 или в 2000 году меня этот турок очень удивил. А теперь вот понимаю – он не был слишком уж далеко от правды.

Комментарии

Поделиться записью: