Хрулёв

Поделиться записью:

В тот момент, когда картавые пиздюки доведут дело до ручки, всегда оказывается позарез нужен русский мужик с тяжелой такой лапой и светлой головой.

Который придет и наведет порядок, и разложит всё по полочкам и, побеждая созданный вертлявыми предшественниками жуткий пиздец, заставит работать систему как часы.
Только вот о чем прошу: читая строки из книги, проведите параллели с нынешним временем. Что тогда, что сейчас, не было по другому и, к сожалению, не будет. Жаль, что каждый раз нужно почему-то дожидаться кромешного пиздеца и трясущихся коленок : «Бля, это же пиздец! А-а-а!».
Karpov_vv
Вспомнил давным-давно прочитанную книгу Владимира Васильевича Карпова, который в феврале 1941 г. будучи курсантом, был арестован и осуждён военным трибуналом САВО за антисоветскую агитацию на 5 лет лишения свободы. В октябре 1942 года направлен в штрафную роту. С января 1943 года — в разведвзводе. В феврале 1943 года за проявленное отличие в боях с него была снята судимость. В том же году принят в ВКП(б). В дальнейшем был командиром взвода разведчиков, за проявленное мужество получил медаль «За отвагу», Орден Красной Звезды, Орден Красного Знамени. Получил звание старшего лейтенанта. Участвовал в захвате 79 «языков». А в июне 1944-го он был удостоен звания Героя Советского Союза.
 
Т.е., автор, я считаю, безупречной репутации.
 
Вот как Владимир Васильевич  передаёт воспоминания Андрея Васильевича Хрулёва :
Hrulyov_Andrey_Vasilyevich1
«Когда я позвонил Сталину, он мне заявил, что вызвал меня с фронта по чрезвычайным обстоятельствам, а именно: по причине создавшейся критической ситуации на железнодорожном транспорте… Через час я получил постановление ГКО, в котором говорилось, что «в состав руководящей пятерки по делам НКПС дополнительно включаются Микоян и Хрулев…» Сталин ни разу не упомянул о работе Кагановича, стараясь рассказать мне, как это ему представлялось, о состоянии железнодорожного транспорта, о состоянии перевозок… Критическое положение на железнодорожном транспорте сложилось и в результате ежемесячного ухудшения работы дорог, и только, видимо, благодаря тому, что нарком путей сообщения Каганович не докладывал о назревающей катастрофе, железнодорожный транспорт действительно зашел в тупик.
 
Работа железнодорожного транспорта резко ухудшилась главным образом потому, что нарком путей сообщения не признавал вообще никаких советов со стороны сотрудников НКПС. Между тем они вносили немало ценных предложений, чтобы выйти из создавшегося положения. Каганович же, кроме истерики, ничем не отвечал.
 
В процессе работы комиссии ГКО я наблюдал перепалку между Кагановичем, Берией, Маленковым и другими членами комиссии…
 
Сталин дважды обращался ко мне. В первом случае с предложением, не следует ли мне занять пост народного комиссара путей сообщения, так как это было бы полезно для армии. И когда я старался отвести это предложение, доказывая, что армия может себя обеспечить и не имея своего работника в качестве наркома путей сообщения, Сталин в ответ заявил: «Вы не понимаете существа этого вопроса».
 
Второй разговор был уже более решительным и конкретным. Меня вызвал к телефону лично Сталин:
– Я сегодня внесу предложение в Политбюро о назначении вас наркомом путей сообщения.
– Кто же будет начальником тыла Красной Армии?
– Начальником тыла останетесь вы. Потому и целесообразно ваше назначение наркомом путей сообщения. Являясь одновременно и начальником тыла, вы используете все свое право наркома, чтобы в первую очередь обеспечить действующую армию.
 
В тот же день, 25 марта 1942 года, ровно в 12 часов ночи я получил решение о назначении меня народным комиссаром путей сообщения. И буквально тут же позвонил Каганович, который просил срочно приехать к нему в НКПС. Я приехал в НКПС, получил ключи от стола и стул, на котором сидел нарком путей сообщения, и без каких бы то ни было формальностей вступил в новую должность. Вся процедура приема-сдачи проходила в пределах 15 минут.»

Владимир Карпов «Генералиссимус»

Комментарии

Поделиться записью: