Без срока давности! СЛЕДСТВЕННЫЕ МАТЕРИАЛЫ О СОБЫТИЯХ 3 октября 1993 года В «ОСТАНКИНО»

Поделиться записью:

Статья, статью, вышедшаю в 1998 году в «Совершенно секретно».

%d0%b1%d0%b5%d0%b7-%d0%bd%d0%b0%d0%b7%d0%b2%d0%b0%d0%bd%d0%b8%d1%8f

Леонид Прошкин


Рано утром 4 октября 1993 года мне, тогда старшему следователю по особо важным делам Генеральной прокуратуры РФ, позвонил мой начальник. Он просил прибыть как можно быстрее в следственную часть Генпрокуратуры, расположенную в Благовещенском переулке.

В кабинете начальник следчасти Феткулин В.Х. был один. Он сообщил, что возбуждены два уголовных дела. Одно — по захвату мэрии (бывшее здание СЭВ) — поручено принять к производству мне. Второе дело — о попытке захвата телецентра — к своему производству должен принять Владимир Иванович Казаков, ныне начальник Управления по расследованию особо важных дел Генеральной прокуратуры России.

Уже имея опыт организации расследования дела ГКЧП, мы обсуждали практические вопросы создания следственных групп. В тесное здание прибывали десятки следователей, откомандированных из Главной военной прокуратуры и Следственного комитета МВД. Их направляли к Казакову или ко мне для включения в следственные группы.

С каждым днем расследование набирало обороты. Оба уголовных дела были соединены в одном производстве. Объединенную следственно-оперативную группу, в состав которой входило до 200 следователей органов прокуратуры, МВД и МБ и несколько сотен оперативных работников милиции и контрразведки, возглавил начальник следственной части Генеральной прокуратуры РФ Феткулин В.Х. Группа состояла из подгрупп, работавших по различным направлениям, и штаба, возглавляемого опытным прокурорским работником, хорошим организатором, Аристовым С.А.

При этом какие бы «установки» ни давались «сверху», следователи и оперативные работники честно выполняли свой долг, подчиняясь только закону. Так, вопреки воле руководства следствие распространилось и на 4 октября, и на события, предшествовавшие 3 октября. Расследовались действия не только сторонников Верховного Совета, но и правительственных сил, во многом повинных в сложившейся ситуации и в тяжких последствиях происшедшего. Очевидным становилось наличие провокаторов, откровенно подталкивавших противостоящие стороны к применению оружия и кровопролитию. Так, около 15 часов 3 октября, еще до начала активных «боевых действий», во время прохождения демонстрантов по Конюшковской улице, рядом с посольством США, неустановленный следствием мужчина, одетый в милицейскую форму, из колонны произвел автоматную очередь в сторону военнослужащих и сотрудников МВД. В результате были ранены шесть человек, один из которых скончался в госпитале.

3-4 октября в районе телецентра были убиты либо впоследствии скончались от полученных ран не менее 46 человек. Телесные повреждения у телецентра получили не менее 124 человек.

belij_dom_gorit

20 против 900

Телецентр штурмовали 20 человек, вооруженные автоматами и одним гранатометом, а защищали 900 военнослужащих и милиционеров и 24 бронетранспортера.

После «взятия» здания мэрии, которое без какого-либо сопротивления было сдано правительственными силами, сторонники Верховного Совета на захваченных у внутренних войск автомобилях и пешей колонной двинулись в Останкино для захвата телецентра и предоставления руководителям Верховного Совета возможности выхода в эфир.

Руководство МВД РФ, узнав об этом, направило подкрепление к телерадиокомплексу, и без того охранявшемуся по усиленному варианту. В Останкино был выдвинут отряд «Витязь» — подразделение специального назначения внутренних войск МВД РФ. Свыше ста бойцов «Витязя» на «бэтээрах» двигались от Белого дома к телецентру параллельно сторонникам Верховного Совета. Обе колонны видели друг друга. Движение колонн на протяжении пути от Белого дома к телецентру отслеживалось службами ГАИ.

Автомобильную колонну сторонников Верховного Совета возглавлял генерал Макашов на «трофейном» милицейском «уазике». Его личная охрана и группа «Север» ехали на одном из автомобилей, захваченных у подразделений внутренних войск. На автомашине ехали Константинов И.В. и Анпилов В.И.

В распоряжении у Макашова было около 20 человек, вооруженных автоматами. Кроме того, к группе «Север» примкнули молодые люди, которые везли с собой отобранный у омоновцев гранатомет РПГ-7 и два выстрела (гранаты) к нему.

Сотрудники госавтоинспекции по указанию своего руководства при проходе колонн по маршруту обеспечивали безопасность движения. 21-е отделение ГАИ пыталось выставить на перекрестках Новомосковской с проездом Дубовой рощи, проезда Дубовой рощи с Ботанической, Ботанической с 1-й Останкинской, 1-й Останкинской с Новомосковской заградительные «ежи», но опоздали.

3 октября 1993 года охрану комплекса зданий телецентра «Останкино» обеспечивали 87 сотрудников 4-го отдела Управления охраны ГУВД города Москвы. На вооружении они имели 84 пистолета и 37 автоматов с соответствующим количеством боеприпасов. Имелись необходимые средства связи, индивидуальной защиты, спецсредства. Им были приданы 20 военнослужащих в/ч 3179, вооруженных 19 автоматами и пистолетом.

По настоятельным просьбам руководства телецентра для оказания помощи в охране комплекса зданий командующий внутренними войсками МВД РФ прислал в Останкино дополнительные подразделения МВД. Около 16 часов 30 минут туда прибыли 84 военнослужащих в/ч 3641, не имевших, однако, огнестрельного оружия. У бойцов были бронежилеты, каски и резиновые палки.

47045-b

В 17 часов, практически одновременно с колонной Макашова, по непосредственному приказу руководства внутренних войск к телецентру на шести «бэтээрах» прибыли 105 вооруженных штатным вооружением военнослужащих отряда специального назначения «Витязь» под руководством командира части. Вместе с ними прибыли 14 человек из в/ч 317а, вооруженных автоматами.

Войдя в здание аппаратно-студийного комплекса-1 (АСК-1) со стороны пруда, бойцы заняли оборону у дверей 17-го подъезда, соорудив преграды, блокировав вход с помощью столов, сейфов и других подручных средств. «Бэтээры» были расставлены вокруг здания и заняли круговую оборону.

Вскоре после 17 часов прибыли 23 сотрудника 3-го отдела Управления охраны, имевшие на вооружении 23 пистолета и один автомат.

К 18 часам в телецентр прибыли 31 сотрудник ОМОНа Московского УВД на железнодорожном транспорте, вооруженные 27 автоматами и тремя пистолетами.

В 18 часов 30 минут к комплексу зданий телецентра прибыли 111 военнослужащих в/ч 3641 во главе с командиром части. Вместе с ними приехал заместитель командующего внутренними войсками МВД РФ генерал Голубец П.В., принявший командование на себя.

0_a77f2_5a745081_orig

Таким образом, к 19 часам охрану комплекса зданий ТТЦ «Останкино» несли не менее 480 сотрудников милиции и военнослужащих внутренних войск, значительная часть — омоновцы и спецназовцы. На вооружении они имели не менее 320 автоматов, пулеметов, снайперских винтовок, 130 пистолетов, 12 гранатометов, в том числе и ручной противотанковый гранатомет РПГ-7, при достаточном количестве боеприпасов. У них было шесть бронетранспортеров, штатные средства связи, индивидуальной защиты, специальные средства. Общее руководство осуществлял заместитель командующего внутренними войсками МВД, располагавший соответствующими полномочиями.

Колонна под руководством Макашова А.М. прибыла к телецентру также около 17 часов. Прибывшие направились к 17-му подъезду, где возникли стихийные митинги. При этом Макашов призывал демонстрантов к соблюдению порядка, просил ничего не ломать, не бить, поскольку имущество телецентра — народное достояние.

Для переговоров вышли руководители отдела милиции. К ним на крыльцо поднялись Макашов, Анпилов и люди из их окружения. Макашов потребовал сдать телецентр, выделить оператора и предоставить возможность руководителям Верховного Совета и оппозиции выйти в прямой эфир.

Работники милиции заявили, что не могут сдать телецентр без указания. Макашов, согласившись с их доводами, предоставил возможность связаться со своим руководством. Ожидая подкреплений, работники милиции тянули время в переговорах. Макашову сообщили, что вопрос о предоставлении эфира решен, но это будет сделано из другого здания, и предложили перейти туда.

Поверив обещаниям, Макашов вместе с охраной и подчиненной ему группой «Север» перешел к зданию АСК-3. Большинство демонстрантов переместились туда же. Продолжались импровизированные митинги с требованием предоставления эфира. Сотрудников и военнослужащих МВД уговаривали перейти «на сторону народа». Среди митингующих было много журналистов, фото- и телекорреспондентов, осуществлявших съемки происходивших событий, и просто любопытных. Вместе с тем очевидно наличие экстремистов и откровенных провокаторов. От митингующих отделились группы людей, которые, заблокировав движение, стали останавливать проходящие по улице троллейбусы и высаживать оттуда пассажиров.

Не дождавшись «прямого эфира», Макашов в ультимативном тоне потребовал от охраны сдать оружие и открыть двери. Работник милиции, вышедший на переговоры, отказался сдать охраняемый объект. Макашов заявил, что через три минуты начнет штурм.

Привезенный гранатомет и одну гранату к нему взял один из подчиненных Макашова. Будучи сугубо гражданским человеком, он не смог привести гранатомет в положение, пригодное для стрельбы, или хотя бы зарядить гранату.

img-20141003113740-808

Видя гранатомет и манипуляции с ним, бойцы «Витязя», охранявшие здание, поднялись из вестибюля на первый этаж и укрылись за бетонным парапетом. Обстановку доложили командиру части и получили команду в случае штурма оказать сопротивление.

После очередного ультиматума две грузовые автомашины сторонников Верховного Совета протаранили вход в АСК-3 и окно рядом с ним. Офицер, отвечавший за этот участок, попросил разрешения открыть огонь, чтобы, как это предусматривают воинские уставы, отразить нападение на охраняемый объект. Командир «Витязя» и находившийся в АСК-1 заместитель командующего внутренними войсками запретили сделать это, хотя выстрелы по радиаторам и колесам автомобилей могли бы «разрядить» обстановку без кровопролития.

Работник милиции из Санкт-Петербурга, входивший в подразделение «альтернативного МВД» (из числа «штурмовавших»), демонстративно произвел манипуляции с гранатометом, свидетельствующие, что он может выстрелить.

В это время выстрелом из здания был ранен в ногу один из членов охраны Макашова. Добровольцы-медики на месте оказали раненому помощь, на носилках понесли к автотранспорту, чтобы доставить в больницу.

Тут же у пролома на месте дверей в АСК-3 раздался мощный взрыв (по словам многих очевидцев — два одновременных взрыва). Осколками были ранены стоящие рядом люди. Одновременно среди бойцов «Витязя» на первом этаже произошел взрыв неустановленного взрывного устройства, во время которого погиб рядовой Ситников Н.Ю. Этот взрыв был принят за разрыв гранаты, выстреленной из гранатомета со стороны нападавших. Однако следствием с достоверностью установлено, что выстрел вовнутрь здания через главный вход тандемной гранатой кумулятивного действия ПГ-7 ВР из гранатомета, имевшегося у нападавших, не производился.

Ситников Николай Юрьевич родился 2 января 1974 года в поселке Маслянино Новосибирской области. Не женат. До призыва в армию проживал с родителями в поселке Маслянино. Рядовой срочной службы в/ч 3485 (отряд специального назначения «Витязь»). Воинская специальность — сапер. 17 октября 1993 года Ситникову Н.Ю. присвоено звание Героя Российской Федерации посмертно. Похоронен Ситников Н.Ю. у себя на родине.

Благодаря средствам массовой информации уже утром 4 октября до сведения общественности была доведена и всеми воспринята как истина версия, что первый выстрел в Останкине был сделан сторонниками Верховного Совета из гранатомета РПГ-7 В-1 тандемной гранатой кумулятивного действия ПГ-7 ВР и именно от этого выстрела в результате осколочного ранения погиб рядовой Ситников. Утверждению в общем мнении этой версии способствовало заключение экспертизы, проведенной в Центральной судебно-медицинской лаборатории Министерства обороны РФ. В нем говорилось, что все телесные повреждения у Ситникова могли быть причинены одним выстрелом из оружия большой мощности, не исключено, что из гранатомета.

Ни в исследовательской части заключения, ни в своих выводах эксперт не объяснил, почему в качестве оружия назвал гранатомет. Однако он не назвал, даже предположительно, системы гранатомета и использованной гранаты, которых имеется множество, разных по мощности и назначению.

Как погиб рядовой Ситников

Ничем не мотивированные выводы эксперта вызвали у нас сомнения. Тем более что при экспертизе не были учтены результаты осмотра места происшествия, не исследовались одежда Ситникова и средства индивидуальной защиты бойца спецназа МВД.

Эксперт был допрошен и пояснил, что из средств массовой информации знал о гибели Ситникова от выстрела из гранатомета со стороны нападавших. По объективной картине ранений и, в частности, по диаметру раневого канала он определил боеприпас, который мог быть гранатой от подствольного гранатомета. Гранатомет РПГ-7 он даже не имел в виду.

Вместе с тем у сторонников Верховного Совета, находившихся в тот момент в Останкине, не было ни одного «подствольника».

В связи с сомнениями в результатах первичной экспертизы была назначена повторная комиссионная комплексная медико-криминалистическая экспертиза, к проведению которой наряду с судебно-медицинскими экспертами привлечены специалисты взрывотехники, баллисты, разработчики и пользователи гранатометов и средств индивидуальной защиты — бронежилетов.

Эксперты ознакомились с материалами уголовного дела, с видео- и фотоматериалами, побывали на месте происшествия. Тщательному исследованию были подвергнуты одежда погибшего и его бронежилет, собранный по частям из различных музеев. На полигоне внутренних войск был произведен следственный эксперимент с отстрелом из гранатомета РПГ-7 В-1 гранаты ПГ-7 ВР с имитацией условий места происшествия.

Результаты следственного эксперимента показали, что тандемная граната кумулятивного действия ПГ-7 ВР обладает огромной проникающей (прожигающей) мощностью и при «работе» внутри здания должна была оставить серьезные повреждения, каких в АСК-3 не было. Это же подтвердил ведущий специалист по гранатометам Главного ракетно-артиллерийского управления Генштаба Вооруженных Сил РФ, который после изучения материалов дела, просмотра большого количества видео- и фотоматериалов, осмотра места происшествия категорически заявил, что граната ПГ-7 ВР в помещении, где погиб Ситников, не срабатывала.

Повторная экспертиза опровергла выводы первичной. В заключении указано, что Ситников в момент гибели находился в положении лежа за бетонным парапетом. Таким образом, прямое попадание в него при выстреле со стороны нападавших исключалось. Телесные повреждения, полученные им, являются следствием разрыва в непосредственной близости от него неустановленного устройства (взрывной травмой). Эксперты категорически отвергли возможность ранения Ситникова выстрелом из гранатомета РПГ-7 либо из подствольного гранатомета. Они доказали, что на месте его гибели взрыва боевой части гранаты ПГ-7 ВР не было.

С учетом результатов экспертизы и иных доказательств, собранных по делу, мы сделали вывод, что Ситников погиб не от выстрела из гранатомета со стороны стоявших перед входом в АСК-3 сторонников Верховного Совета, журналистов и зевак, а в результате взрыва какого-то устройства, находившегося внутри здания, то есть У ОБОРОНЯВШИХСЯ. Таким образом, была опровергнута версия руководителей «обороны» телецентра, что открытие огня на поражение явилось ответной мерой на выстрел из гранатомета и убийство военнослужащего внутренних войск.

Жертвы шквального огня

Через две-три секунды после взрывов внутри и снаружи АСК-3 из зданий телекомплекса и из других мест, где находились военнослужащие внутренних войск и сотрудники милиции, был открыт шквальный огонь. Стреляли очередями и одиночными выстрелами из снайперских винтовок по вооруженным и невооруженным людям, по боевикам и журналистам, по активным участникам событий и просто зевакам. Стреляли по раненым и по людям, пытавшимся их вынести. Так был убит американский юрист Терри Майкл Дункан, в тот роковой для него час вытаскивавший из-под огня раненых.

Дункан Терри Майкл родился 24 января 1967 года в США, штат Джорджия. Юрист фирмы «Файестоун-Дункан». В Москве находился с 28 июня 1993 года. Тело Дункана вывезено на родину и захоронено там.

Свидетель Бойцов А.А., фотокорреспондент АПН, рассказал, что с 17 часов 3 октября находился в «Останкине», фотографируя происходящие события. Примерно в 19 часов 30 минут вооруженные люди генерала Макашова оттесняли от центрального входа журналистов и гражданских лиц. Вскоре у входа раздался взрыв, после которого из здания начался шквальный огонь по находившимся рядом людям. Огонь велся на поражение. Он и иностранный фотокорреспондент Пол Отто укрылись от пуль за бетонными клумбами. Стрельба по ним трассирующими пулями продолжалась длительное время.

Бойцов видел, как американец Дункан вытащил из-под обстрела трех раненых. Эти моменты им были сфотографированы.

Пол Отто и подползший Дункан неоднократно обращались к стрелявшим по ним военнослужащим «Витязя», кричали, что они иностранные журналисты, просили не стрелять и дать возможность уйти из зоны обстрела. В ответ на обращение неслась нецензурная брань и усиливалась стрельба в их сторону.

Во время таких «переговоров» кто-то из «Витязя» разрешил им уйти. Бойцов перевел слова военнослужащего Полу Отто, который поднялся из-за клумбы и сразу же был ранен в живот выстрелом из здания АСК-3. Бойцы «Витязя» не давали возможности подползти к Полу Отто для оказания помощи, стреляя в каждого, кто пытался приблизиться к раненому. Дункан, находясь поблизости, словами подбадривал Пола Отто и разговаривал с ним, чтоб раненый не терял сознание. Так продолжалось длительное время, пока одной из автоматных очередей Дункан не был ранен. Он затих и больше не подавал голоса.

Бойцов видел, как несколько граждан вынесли из-под огня Пола Отто, который сообщил, что там же остался раненый Дункан. Один из этих людей трижды обращался к военнослужащим «Витязя», находившимся в АСК-3 и обстреливавшим данный район, уговаривая пропустить его и дать возможность вынести раненого иностранца. В ответ из здания раздавалась нецензурная брань. Тогда этот мужчина, махнув рукой, поднялся и направился к лежащему Дункану, но не дошел до него, так как был ранен в спину автоматной очередью из здания АСК-3. Упавшего за ноги вытащили из зоны обстрела и унесли. Момент его ранения в спину и выноса из-под огня Бойцов сфотографировал, сделав два снимка. Следствием установлено, что убит был Михайлов Ю.Е.

Михайлов Юрий Егорович родился 27 августа 1958 года в Москве. Русский. Женат, имел двух несовершеннолетних детей. Проживал на Алтуфьевском шоссе. Похоронен на Лианозовском кладбище столицы.

Потерпевший Пол Отто на допросе рассказал, что 3 октября снимал события у центрального входа АСК-3. Находился с правой стороны грузовика, разбившего стекла входа в здание. Примерно в 19 часов 30 минут с левой стороны грузовика раздался сильный взрыв. Через несколько секунд началась шквальная автоматная стрельба. Он сразу же упал и спрятался за цветочную клумбу. Справа от него лежал молодой парень с автоматом, который при первых же выстрелах был ранен и через непродолжительное время умер (как установлено следствием, это был член группы «Север»).

Шквальная стрельба продолжалась минут десять. Наступило некоторое затишье, потом стрельба возобновилась. Пролежал за клумбой он около часа. Видел поблизости какого-то человека, открыто ходившего от раненого к раненому и вытащившего на себе трех-четырех пострадавших в безопасное место.

Он подумал, что это какой-то сумасшедший — вытаскивает раненых под пулями и не боится. Этот человек открыто подошел к нему, спросил, куда он ранен. Он ответил, что не ранен. Они познакомились. Он с удивлением узнал, что это тоже американец, Дункан Терри Майкл. В то время стрельба усилилась, и Дункан также лег за цветочную клумбу.

Минут десять они переговаривались, но его ранили в живот, о чем он сообщил Дункану, который пообещал вынести его, когда утихнет стрельба, в безопасное место. Чтобы он не потерял сознание, Дункан разговаривал с ним или называл цифры, а он продолжал счет.

Примерно через 10 минут стрельба усилилась. Попали в голову Дункана, и он замолк. Самого Пола Отто через некоторое время вынесли какие-то люди и увезли в больницу.

Пол Отто родился 24 апреля 1969 года в городе Итака, штат Нью-Йорк. Гражданин США, фотокорреспондент московского бюро газеты «Нью-Йорк таймс». В Москве находился с января 1993 года. Постоянное место жительства: США, Лансинг.

Сторонниками Верховного Совета ответная стрельба на первоначальном этапе практически не велась.

После начала боевых действий подразделения МВД в Останкине были усилены. К 20 часам на трех «бэтээрах» к телецентру прибыли 58 военнослужащих отряда «Витязь», вооруженные 52 автоматами и снайперскими винтовками, шестью пулеметами, тремя гранатометами. Одновременно пришло десять «бэтээров» со ста военнослужащими в/ч 3186.

К 20.30 четверо военнослужащих в/ч 3485 доставили боеприпасы и дополнительное оружие — 17 автоматов, пулеметов, снайперских винтовок, пять подствольных гранатометов, один пистолет. В это же время прибыли 90 военнослужащих в/ч 5401 и 89 военнослужащих в/ч 5476. Вооружение — 155 автоматов и винтовок, 26 пистолетов.

К 21 часу в Останкино на пяти «бэтээрах» со штатным вооружением прибыли десять военнослужащих в/ч 3485.

Таким образом, после начала боевых действий для защиты телецентра в Останкино прибыли дополнительно до 450 военнослужащих внутренних войск со штатным оружием и необходимым количеством боеприпасов. Прибывшие поступили в распоряжение заместителя командующего внутренними войсками МВД РФ, руководившего «обороной» телецентра.

Всего в Останкино вечером и ночью 3 октября 1993 года МВД РФ сосредоточило не менее 24 бронетранспортеров и свыше 900 военнослужащих и работников милиции со штатным вооружением. Очевидно, что «взять» телецентр сторонники Верховного Совета не могли и события, происходившие у телецентра после начала стрельбы, штурмом назвать нельзя. Однако экстремистски настроенные люди непонятно зачем бутылками с бензином поджигали здание АСК-3 и мешали гасить начавшийся пожар. Они же пытались поджечь бронетранспортеры внутренних войск, чем вызывали усиление ответной стрельбы по людям.

Провокации экстремистов, бездействие охраны и подразделений внутренних войск на первоначальном этапе, их неоправданно жесткие действия впоследствии повлекли за собой большое число жертв, в том числе и среди не причастных к событиям граждан.

Наряду с ошибочной версией об обстоятельствах начала боевых действий в Останкине хочется опровергнуть и широко распространенную до настоящего времени «легенду» о гибели от рук сторонников Верховного Совета одного из работников телевидения.

Красильников Сергей Николаевич родился 11 марта 1948 года в Москве. Руководитель аппаратной видеозаписи АВЗИ-18, расположенной в здании АСК-3 ТТЦ «Останкино». Проживал на улице Чичерина.

3 октября Красильников С.Н. находился на своем рабочем месте в кабинете № 1276 на первом этаже АСК-3. После взрывов и начала стрельбы вышел из кабинета. В нише, где расположена дверь, получил сквозное огнестрельное ранение головы, от которого на месте скончался.

Свидетельница, работавшая в тот вечер вместе с погибшим, рассказала, что в 16 часов из телепередачи они узнали о разблокировании Белого дома и что сторонники Верховного Совета идут в Останкино. Вместе с Красильниковым вышли к посту работников милиции и увидели, что те вооружены и надевают бронежилеты. Со стороны станции метро «ВДНХ» по улице Королева к телецентру подходила колонна демонстрантов с флагами.

Вернувшись в аппаратную, продолжили работу. Несколько раз выходили в холл, видели там вооруженных людей в камуфляже.

Когда началась стрельба, Красильников вышел в холл, она затащила его обратно, сказав, чтобы он не высовывался.

Через некоторое время Красильников под предлогом, что по работе нужно подняться на второй этаж, снова вышел из комнаты. Она выключила аппаратуру и свет. Увидела, что дверь в коридор открыта. Позвала Сергея, ответа не последовало. Подошла к двери и увидела Красильникова, лежащего слева у стены, ногами наружу. На полу было много крови. Она поняла, что Красильников убит.

Начальник смены отдела оперативных информационных программ телецентра рассказал, что после взрыва и начала сильной стрельбы он позвонил в АВЗИ-18, чтобы приказать работавшим там сотрудникам уходить из аппаратной. Ему сообщили, что ранен Красильников и лежит у двери в аппаратную. Побежал вниз, увидел на полу тело. Хотел приблизиться для оказания помощи, но был остановлен окриком от главного входа: «Назад! Иначе стреляю!» Просил, чтобы не стреляли, поскольку лежащему нужно помочь. Ему пригрозили выстрелом, не разрешив подойти. Уйдя в медпункт, пытался вызвать «скорую помощь», не смог. Надев белый халат, вновь пытался подойти к Красильникову. Его снова не подпустили.

Результаты осмотра места происшествия (части АСК-3, где был убит Красильников) вместе с выводами экспертизы и показаниями свидетелей дали основание сделать вывод, что выстрел, которым был убит пострадавший, был произведен вдоль коридора от холла центрального входа в здание, где находились защищавшие телецентр военнослужащие внутренних войск и сотрудники МВД. Снаружи здания, где были демонстранты и члены военизированных формирований Верховного Совета, в Красильникова ни прицельным выстрелом, ни рикошетом попасть было невозможно. На первый этаж здания и выше нападавшие проникнуть не сумели и из холла стрелять не могли.

Таким образом, установлено, что Красильников был убит не сторонниками Верховного Совета, а сотрудниками МВД или военнослужащими.

Кровавые события в Останкине, «оборона» от штурма, которого не было, явились преддверием еще более кровавых событий у Белого дома утром и днем 4 октября.

 

http://hrono.rspu.ryazan.ru/statii/2001/proshkin.html

Комментарии

Поделиться записью: