Я грозил тебя убить?

2 10_     _

Интересная особенность у этих «прозревших одичалых».

Только вчера слушал историю о том как одному моему банному товарищу звонил из Крыма его тесть: «Гарик, ты прости меня. Не прав я был! Зря я на тебя тогда наезжал! И Ленке скажи, пусть в гости едет! Мы по внучкам соскучились!».
Звонил он ему через год после того как, поссорившись с ним на предмет оккупации, обозвал страшными словами. Звонил через месяц после того как получил российский паспорт, а вторая дочка должна была забрать 400 или сколько там тысяч за второго рожденного три года назад ребенка. Звонил как ни в чем не бывало.
А Гарик, рассказывая, переживал, сидел на полатях понурый.
Он, ёб их мать, переживал, а одичалый — нет! Это как? Прочная совесть?

Они не истерят, не бьются в конвульсиях.
Они чаще всего просто трезвеют.
Болеют день-два от силы, сморкаются в вышиван, достают припрятанный в подполе триколор, срезают болгаркой оселедец и, ничтоже сумняшеся, начинают названивать своим родственникам, которым они, возможно, нанесли своей пургой кровавую рану.
Звонят так, как будто ничего, ну ничегошеньки не было позавчера, когда они, тряся причиндалами, голыми танцевали на столе, срали тебе на голову и били тебя со всей зверской дури в лоб бутылью из под шампанского.

«Ты меня прости» — такое услышишь в лучшем случае.

Обычно бывает просто, без ненужных рефлексий: «Ну как Маша третий класс окончила, сколько четвёрок?»
Как будто и не было осеннего: «…и дети твои, и внуки, и правнуки пусть в огне сгорят, отольются вам наши….!!!»
Хоп!
И шито-крыто.
— Покуролесили и будя.
— К-ккак будя? — удивленно хлопаем глазами.
— Сёни мы трезвыя. Брааааат!, дай-ка обниму. Ты чо не звонил? Я?? Я тебя грозил убить? На глазах у детей — моих племянников кишки выпустить? Ай, а ты, стало быть, обиделся?!

Вот так: ссы в гдлаза.

— Хорош злиться-то.
****
Не, ниуя не хорош.
На стол железный науй, и скотчем науй. И током! Электричеством высокой частоты и напряженности. Чтоб слюни на пол, и говнище чтоб ручьем!
И палку в зубы — чтобы живот себе не прокусил.
Так его, гнильца вновь обращённого! Галаперидол ему. Литр. В вену!

Что б в следующий уже думал не вышиванкой блядь, а головой.